Так уж получилось, что на одном семинаре подростки дружно ответили: «Наша мечта – иметь хорошее место работы и получать побольше денег».

— Побольше – это сколько? – уточнила я.
— Ну-у, миллион долларов, — неуверенно ответил худенький очкарик.
— Сто миллионов евро без налогов! – с жаром выпалила блондинистая барышня. – Чтобы ни в чем себе не отказывать!
— Мелочи это всё. Пара миллиардов – вот это серьезные деньги, — пробасил мужичок-боровичок, деловито заглушив свой мобильник.
— Ребята, а зачем вам столько денег? И почему именно столько? Как вы будете измерять их реальную ценность? И в чем она, ценность денег?

Народ как-то призадумался. И я – тоже.

Разные ответы, разные версииденежный вопрос

Через три минуты руку подняла классическая отличница: волосы собраны в узелок, глаза ясные, рука в кулачок сжата – такие всё всегда знают.
— Вполне нормально желание иметь много денег, чтобы помогать родителям и беспроблемно растить своих детей. Ну и другим людям тоже помочь. Бизнес, скажем, раскрутить, чтобы много народу работу получили. Разве это плохо – много денег для таких целей?
Тут же вскочил с места черноглазый паренек кавказской наружности:
— Много денег хорошо иметь, если понимаешь, как помочь своему народу. И своей стране. Чтобы было у всех жильё, чтобы учились и лечились бесплатно. Только сначала план нужен, специалисты, чтобы деньги глупо не потратить!
— Уплыву, на фиг, на своей яхте в океан, — мечтательно протянул высокий красавец. – Кого захочу, возьму с собой, кого не желаю видеть – не возьму. Ценность денег – это свобода! Прихвачу с собой нескольких наставников, йогой займусь, иностранные языки изучать буду, если захочется. А остальное человечество пусть справляется без меня…
— А я бы и себя не обидел, — сверкнул зубами скуластый мальчишка, — зачем себя обижать? Но всё-таки старикам бы хорошую жизнь устроил, сколько денег хватит. Мои дед и бабка в такой избе жуткой живут, родители им новый дом построить не могут, ездят подлатать что-то. У других и этого нет. Вам, может, не жалко, а мы тоже такими будем когда-то!
— Просто так деньги получать неинтересно, — вставила свои «пять копеек» кудрявая «кнопочка». Интересно такое придумать, чтоб за это тебе большие деньги дали. Тогда они и ценны.
Комментарии к этим выступлениям оставляю за скобками. Были сторонники, были противники. А потом мы начали подводить итоги.

Как всё просто!

denegnuj-voprosВсе выступления (а их было больше, чем здесь описано, самые примитивные типа «Куплю брюлики и в Париж поеду шампанское пить!» ценности не представляли вообще) мы условно разделили на четыре группы:
Ценность денег в том, чтобы:
а) изменить существующую ситуацию (построить дома для стариков, реорганизовать систему здравоохранения и т.п.);
б) измерить ими талант и трудовые заслуги (придумать такое, за что много денег заплатят);
в) что-то делать (бизнес раскрутить, план действий составить);
г) обеспечить себе возможность ничего не делать, жить безбедной жизнью.
Записали на доске, перечитали. И тут «кнопочка», широко раскрыв глаза – додумалась, умница! – подняла руку и с неуверенностью в голосе сказала:
— Собственно, получается, что даже четыре пункта не обязательны! Их можно свести к двум. Ценность денег как средства изменения существующей ситуации – это раз. И ценность денег как мерила труда и таланта – два.
К этой мысли я и старалась подвести подростков. Деньги сами по себе – это только бумажки, слитки, монетки и пр. Для одних деньги – цель, причем порой не главная (показать себя, добиться успеха и получить награду), для других – средство, позволяющее что-то делать или свернуть деятельность.
В итоге почти все захотели стать талантливыми и заработать деньги с помощью своего ума, хватки, знаний. А желающие просвещать, лечить, строить дома для стариков, уже имея готовые деньги, остались в меньшинстве.
Хорошо это или плохо – не знаю пока. Но реально это так.
А свою идею, человека уже приближающегося по возрасту к «золотым годам» — «быть достаточно обеспеченной, чтобы оплачивать услуги уборщицы, массажистки, повара, медсестры, чтобы иметь возможность потратить на свое лечение столько, сколько нужно, и не быть в тягость детям», — я им излагать не стала. Лет через сорок сами до нее дойдут…